Львёнок

У Львенка отобрали папу. Друга. И Маму одновременно…

Папа воспитывал его сам, никого не подпуская к нему и никому не доверяя: это был только его Львенок, только его Счастье и только он мог принести ему радость, этот маленький и игривый котенок, немного больше, конечно, чем обычные котята, зато он намного умнее их, мудрее и добрее, он просто не может быть злым, когда его не злят… Мамы он не помнит, она просто предала Львенка, только вот подробности папа всегда умалчивал: они были лишними.

Львенок понимал, что с папой творится что-то неладное, только как ему помочь, он просто не знал. Он был слишком мал. Он ещё не знал, что его ждет впереди, когда папу увезли далеко от него. И начались скитания по белому свету…Он всюду его искал, всюду… Он бродил из пустыни в пустыню, из леса в лес, от реки – к реке, от дороги к новой дороге в поисках папы; он доверчиво смотрел людям в глаза и даже позволял им погладить себя, приносил им свои дары с охоты в благодарность за их ожидаемую помощь, он просил молча. Глазами. Без рыка и урчания о помощи: «Найдите и помогите вернуть папу! Моего папу…»

Люди брали дары и делали вид, что понимают его, пытаются разыскать Льва, просили Львенка подождать месяц-два, три, полгода, год, полтора, два… Шло время. Нет, Время дико неслось галопом, закручивая все новые и новые события в жизни Львенка…Находились люди, которые истинную любовь ко Льву считали энергетическими привязками, привычкой, которую нужно немедленно снять и Львенок заживет прекрасно! Бред! Любовь не может быть привязкой, если она истинная и святая Любовь.

Людям этого не понять…Увы, не дано.

Львенок продолжал бродить по белому свету в поисках выхода, вытирая лапками свои слезы, засыпая часто голодным и где попало: охотиться у него не было и нет ни желания, ни сил… Ему подсылали в дороге чужих львов и львиц, но Львенок молчал и прогонял их от себя! Он искал и ждал только своего папу. Все. Точка. Живого или мертвого, но он его искал и ждал. Каждый день, каждый миг. Он прошел много стран и разных мест в поисках папы, просто шел, не замечая ни дождей, ни жары, ни ветра, ни града – ему было все-равно: есть цель – найти папу и забрать его с собою. Забрать домой, где Львенок родился и рос у папы на лапках, где он мог играть, бегать, прыгать, подбрасывать высоко-высоко какую-то свою любимую игрушку из косточки или пугать зайцев в степи, весело рыкая на них, он мог таскать папу за хвостик, он мог кусаться легонько, цапая папу за гриву и перепрыгивая через него, он мог бежать вприпрыжку, мог лежать у папы на лапках в лучах заходящего солнышка, мог ходить с ним на охоту, мог засыпать под папины сказки…

Он был просто счастлив.

У него так рано оборвалось это счастье…Резко и нагло, жестоко. Непредвиденно. Людям просто захотелось экзотики. Словить. Окутать сетями и увезти…В неизвестном направлении. Куда и зачем – Львенок не знал…

«Мы никогда не знаем, что нас ждет впереди, и, как показывает реальность в жизни – нас часто ждет обман. Мы можем довериться кому-то и расти духовно, удивляя даже самих себя в неустанной работе, мы можем спасать других и зарабатывать на жизнь немалые деньги, они просто плывут нам в руки, мы можем все, кто от ума страдает горем и решил подшутить именно так над тобою, дав тебе толчок к росту, к работе, к…Да черт с ним, со всем этим! Со всеми этими ростами и с дарами от людей, со всеми мнимыми и призрачными «друзьями»: нет друзей в этом мире, есть те, кто умеет управлять чужими судьбами и – менять твою никчемную жизнь. Есть те, кто привык властвовать над судьбами окружающих и тех, кто не знает того, что ведомо им. Этим глупцам, у кого горе от ума…» — так думал Львенок, поняв хитрые сети и уловки людей, которые якобы решили помочь ему выжить. Но не найти папу. И не вернуть его, а привязать к Львенку какого-то старого и лысого льва, от которого шел хитрющий ум и магнетизм, он притягивал Львенка, как магнит, как Рок судьбы, подло вынашивая свой план над Львенком, выжидая годами…Ну уж нет! Львенок, рыча и фыркая от негодования, вовремя все понял и бросил помогать людям, оборвал все связи с этим лысым и старым, вонючим львом, чей хвост вечно был в колючках в болоте от луж. «Фууууу! Ну и тип, этот бродяга! Пошел вон! И – подальше! Пошли вы все под хвост! Сам прорвусь! Раз вам все мало даров и помощи, то пошли вы все в ад!» — так решил Львенок!

Старая какая-то мочалка, ну типа львица с облезлой спиной начала было усмирять Львенка, говорить, что он, дескать, не прав, что ему не за что любить папу и искать его, раз папа до сих пор САМ не вернулся и не дал о себе знать, не передал своему Львенку никакой весточки от себя, что папа его предал и надо его просто поскорее забыть. Что тут начал творить бедный Львенок! Казалось бы, добрый и ласковый, внимательный и искренний, мудрый Львенок вдруг стал вулканом! Кусался и царапался от злости, которая сменилась на ярость, он просто порвал всю шкуру этой мочалке-львице, он стал страшнее самого дикого и отчаянного льва, который борется не на жизнь, а на смерть! Победить или умереть, — третьего не дано. Нет третьего варианта! Его просто нет. Исчез. А его и не было никогда. Просто Львенок хотел верить в доброту, которой нет в этом мире. Его просто нет. И не было. Люди врали и использовали его, львы дурили и вводили его в обман…Да пошли вы все! В ад! К чертям! Львенок прорвется сам! И он найдет папу!

Он его найдет сам!

Живым или мертвым.

При памяти или без.

Любящим его или, быть может, забывшим своего Львенка…

Голодным и бедным или сытым и богатым…

Он найдет своего папу. Заберет с собою. Отвоюет у всех! Даже у Неба…

Все!

Точка.

И пусть хоть и мир рухнет от своей злобы на Львенка – его никто не остановит. Умереть или найти и вернуть папу!

Он начал думать.

Строить план.

Мыслить выше привычных «рамок», в которые вгоняли его своими баснями и уроками «о жисти» люди и даже львы: плевать на всех! Вселенную землянам не понять…

Он начал на ощупь идти по построенному плану розыска и возвращения папы…Шел интуитивно. Прислушивался к внутреннему миру и к голосу сердца, пытался понять, где самый правильный путь к выходу и к Свету…,; где скрыта Истина, где Путь к Счастью…

Нужно действовать тем же методом, каким действовали люди против него, забрав папу…Забрав у Львенка детство, мир, любовь и Счастье. Враги должны быть наказаны сполна. Львенок не то создание, которое будет позволять себе кому-то верить ещё и прислушиваться к бредням хитрецов; беда сделала его умнее и мудрее, ловчее этих всех дураков, возжелавших похитить его папу, вогнав его ум в туман обмана…

Львенок понял: это был урок для него, чтобы он стал выше и лучше всех! Чтобы он прожил свою жизнь год – за десять и вырос умом, чтобы он начал понимать, о чем ему шепчут звезды по ночам в тишине степи…

И он понял.

Он просто стал взрослым Львом. Прекрасным Львом, верным и честным, с золотым сердцем, с прекрасной душой…В его глазах искрится солнце и сверкают звезды, он ходит мягко и красиво, его вид прекрасен во всем, особенно в лучах заходящего солнышка…

Это золотой Лев.

Лев, с которым не сравнится ничто и никто. Вселенная дала ему огромную силу, силу Ума и Тела. Любая молодая Львица могла лечь покорно у его ног, но зачем она ему? Они все фальшивые и воняют примитивом, плевать хочется от них, как от болота в лужах Африки… Фуууу! Ну и мерзость! Какая дешевизна… Скорее бы отсюда улететь звездам! Но сперва надо найти папу…Моего родного папу… Пусть и придется уложить на своем пути немало врагов, только так им и надо за все его страдания и муки, слезы, голод и жару, холод и снег, лед.

«Исчадие ада должно жить в аду. Под нами. Мы должны стремиться в рай, пока зависнув посредине на этой вшивой планете по имени «Земля»… — так думал Львенок, идя по дороге, по которой его интуитивно вела Душа и вело большое и доброе сердце.

Сердце золотого Львенка…

Какой-то человек шел по дороге с физиономией изворотливого авантюриста в обнимку с толстой дамой, которая едва ковыляла за ним, переваливаясь с боку на бок… «Ну и парочка!» — подумал Львенок, заметив их вдали от себя, но…когда он увидел толстую цепь, а на цепи… своего родного и единственного папу…Львенок остановился, как вкопанный!!… «Да не может такого быть!!! Я, наверное, спятил от горя!!!» — пронзили мысли его мозг, а когда он увидел, во ЧТО эти двое превратили его папу, он просто упал…

Худой и старый Лев, с седой гривой и с ломаными в пытках лапами от цепей и ран ногами, с поникшей головой, одна шкура и кости, — бедный Левушка понуро едва брел пыльной дорогой… Он был слеп. И оглох. Пытки людей сделали его страшным, только и того, что он мог пока ходить… Нет, эти двое просто тянули его на цепи, он не шел, а волочился кое-как… «Господи, во что тебя превратили, папа!!! Это не люди – черти! А таким – и смерть из ада!!!» — проорал-прорычал Львенок и – взметнулся стрелой ввысь, вмиг преодолев расстояние, страшным прыжком сбил с ног эту дикообразную пару нелюдей, психотропных извергов, лапой откинув папу в сторону и – начал рвать! Нет, метать их в стороны со страшным ревом и рыком! Рвал! Грыз и кусал! Таскал по земле! Он стал страшным Львом, которого еще не видел мир… Месть его была страшной, но он не давал этим извергам умереть! Нет, они будут жить! В аду!

Те ползали и просили прощения…»Прощения?!» взревел Львенок в бешенстве… «Сейчас вам будет «Прощение»! – рыкнул он и намотал зубами их цепи на ноги, оборвав их с папы, который лежал, не имея сил встать и идти. Он почти умирал от голода и мук. Мог лишь чувствовать интуитивно и плакать слепыми глазами…

«Папочка! Я тебя нашел и ты живой, слава Богу! Я с тобою! Вставай и иди. Держись зубами и клыками за мою шкуру, за мою гриву и иди. Иди, папа! Иди и и тащи этих извергов до пропасти! Иди, папочка! Ты должен сам избавиться от них! Сам! Я их нашел, как и тебя, но освободиться от них должен ты САМ! Папа, пошли! Пошли же, черт побери…!» — стонал Львенок, таща за собою слепого и глухого отца, чтобы тот сбросил в пропасть, в ад своих врагов! Там их место…

Левушка шел.
Тащил на себе этих двоих…

… Он шел, неся свой жизненный крест, чтобы наконец-то освободиться от него и спокойно жить с сыном до смерти… Он шел, как на смерть, но шел. Интуитивно. На ощупь ступая по дороге. Да, зрелище не для слабых, но это жизнь. Правдивая жизнь. И реальная.

«Иди, папочка! Уже осталось немного…И я с тобою. До конца! Но ты должен сам их сбросить в ад! Они забрали у нас счастье, у меня – детство, у тебя – меня…Иди, папа! Уже осталось малость…» — плакал Львенок и помогал папе идти, ползти, брести, поднимая его и тянул дальше за собою…

Еще шаг…Еще полшага… Еще миг…

Эти двое орут и не хотят в ад.

Цепляются за траву, за шерсть львов, ползают в ногах… Тьфу! Мерзость..

Левушка стоит и плачет…Как гнусно они прожили жизнь… Сумели испоганить её и ему и его сыну – Львенку…

Львенок плачет и рычит, не сводя глаз с папы…

С папы, которого Бог дал ему счастье найти живым, пусть и покалеченным…

Левушка стоит, шатаясь от слабости и от голода, от слез…

Эти двое трясутся в страхе… Кричат и ползают по траве, путаясь в цепях…

Львенок напрягся и не сводит с папы глаз…

Левушка отошел от этой пары, взял в зубы цепи и пригвоздил их к скале…Отошел, тронув сына лапой: »Пошли, сынок…» Лишь одно прикосновение и все ясно…

«А как же эти двое, папочка?» — спросил Львенок, прильнув к папе…

«Солнышко мое, они изуродовали меня и мою жизнь, заставили страдать тебя и меня. Я слеп и глух. Не могу рычать. Но я научился чувствовать и — говорить. Глазами. А ещё – понимать Вселенную… Эти двое будут всю жизнь висеть над пропастью, прикованные цепями к скале. Они будут жить. Я не желаю им смерти. Это слишком просто и легко…умереть. Их будут кормить люди. Только никто не снимет их цепи. Никогда.» — прочел Львенок в глазах папы и добавил:

«Пошли отсюда, папочка…К звездам! Эта планета и люди слишком простые и злые здесь, как и все львы, воняющие и противные от тупости. Кто пришёл с мечом, тот от меча и погибнет… Я понесу тебя сам, я – давно вырос, папочка! Держись покрепче…Прорвемся, солнце мое! Я отдам тебе свои глаза, голос и слух…Живи, папочка! Вселенная! Самое святое у меня в жизни не моя жизнь, а папа, его жизнь…»

Два золотых льва ушли в Небо. И затерялись среди звезд…

26 января 2013 года.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code