Бордовый листик на водах ручья

«…Відштовхнувшись сама від себе, —
Я у Вічність безкрайню злечу…”

Падают листья…

Кружатся и кружатся в своём последнем небесном танце, и — светит солнце.

Ласковые, тёплые его лучи согревают землю, уставшую за лето, город живёт своей жизнью, где у каждого свои проблемы и хлопоты, а бордовому Листику хочется затеряться в этой суете, раствориться в ней, стать похожей на маленькую песчинку — в Сахаре, чтобы до конца, до глубинной сути осознать, кто же он на самом деле в этом мире?

В чём заключается его предназначенность на Земле?

Свобода жизни и полёта дала ему многое, и, самое главное, полюбить своё Одиночество. Так надо, так должно быть.Так нужно.Так что же всё-таки происходит сейчас, когда хочется раствориться в городской суете?

Почему сейчас бордовый Листик, который кружился и упал на холодную воду осеннего Ручья — не чувствует холода?

Неизбежность?

Извечный закон Природы? Или Жизни?

Кто знает…

… Бордовый Листик живёт сам по себе, никому ничего не объясняя, не раскрывая своих мыслей, не посвящая в таёжные тайники своей души.

Он слетал с ветки очень и очень медленно, кружил свой танец, а теперь вот покоится на холодных водах ручья. Ему — хорошо одному.Он понимает многое, чувствует и осознаёт, он видит краски уходящего тепла, радуется за других, что кто-то счастлив, ведь другие листики — бережно собрали в букеты люди, принесли домой и поставили в вазы. В тех домах — живут любовь и мир, как люди полюбили теперь и свои букеты из бордовых, жёлтых, серебряных листиков.

Люди — любят друг друга, они счастливы вместе, и жизнь — прекрасна…

Она и есть прекрасна.

Была.

И — будет.

Бордовый Листик — на холодной воде ручья…

Он освободился от Страха, пока падал вниз, его больше не мучают Воспоминания, он не думает о Прошлом, — его недри Памяти давно стёрли всё, что происходило с ним в его жизни; ему больше не о чем жалеть, он давно понял свою сущность и теперь вот холодные лёгкие волны омывают его края…

Холода он не чувствует.

Он не чувствует сожаления ни о чём, он просто отпустил все свои мысли и эмоции, и покоится без единого движения. Внутри — тишина.

Ти-ши-на.

С привкусом грусти…

Завтра — ударят ранние приморозки.

Листик по-прежнему не почувствует холода. Ему не холодно.О чём он думает? Не знаю.Что он вспоминает? Не знать…

Он становится с каждым мигом всё молчаливее и спокойнее, не спрашивая ни о чём ни у Солнца, ни у Ветра, ни у Ручья. Каждый из них — живёт своей жизнью, как и Листик — своей, он никому ничего не должен объяснять.

Его тельце спокойно и красиво, последние лучи солнца делают его ещё красивее и ярче, но уже начинают сгущаться сумерки… Солнце тихо садится за горизонт, и землю окутывает осенний вечер с пронизывающим ветром, с яркими звездами в небе, с шумом листвы на ветках деревьев, с извечной успокаивающей суетой жизни перед сном.

Бордовый Листик тихонько подплыл к Камышинке, прильнув к ней. Нет, не для того, чтобы согреться, а чтобы волны Ручья не понесли его слишком далеко, ведь впереди — ночь, ветер и начал накрапывать дождь.

Листик краешком зубчика держался за Камышинку, просто держался, чтобы его не снесло ветром, не более того. Холода он не чувствовал, хотя дождь начал лить с большей силой, но ему было всё-равно. Он просто уснул, так и не заметив, что среди ночи ударил заморозок, и вода Ручья — покрылась ранней коркой льда.

А Листик — спал.

Тихо и мирно.

Затихнул.

Затаился… Замер…

Солнце встало, разбудив эту грешную землю, касаясь лучами и воды Ручья, пытаясь разморозить утренную корочку льда, где, словно в плену, спал Листик. Он — спал. Он не чувствовал тепла лучей и холода от корки льда, он просто затих всем своим существом, больше не думая ни о чём. Сны — не снились, просто маленькие прожилки вздрагивали от дыхания, потому, что он — жив. Просто спит.

Ручей жил своей жизнью, Камышинка тоже проснулась, умылась и разговаривала тихонько с травинками и с Ветром, проснулся мир, который мы зовём Жизнью.

Корочка льда потихоньку оттаивала, но и это не смогло разбудить Листика: он — не чувствовал ничего.

Спал… Затих… Затаился… Замер…

Мимо леса на краю города, мимо Ручья проходил Человек.

Шёл небрежной и спокойной походкой, подставляя лицо утренним лучам солнца.

На душе было и грустно, и тихо одновременно, но мысли летели куда-то вдаль, они рвались в небеса, к вершинам, к лучам Солнца.

В сердце — жила Надежда.

На что?

На что-то лучшее, светлое, прекрасное, чего он ожидал от жизни.

По тропинке шёл обычный человек, простой смертный.
Человек, любящий эту жизнь такой, какой она есть, не требующий большего.

Зачем?

Ему это не нужно. Он что-то тихонько напевал, шагая, и вдруг остановился у Ручья, где в маленьком проёме изо льда в раннее осеннее утро — спал Листик.

Спал, по-прежнему держась зубчиками за Камышинку, прильнув к ней, чтобы Ручей своими водами не занёс его никуда, да и корка льда в раннее утро была оковами, но всё-равно плыть — никуда не хотелось бы. Зачем ещё куда-то плыть? Это совсем не нужно.

Человек наклонился к Ручью, дотронувшись до воды, которая обожгла его своим холодом и увидел, что Листик в плену изо льда, что спал, не чувствуя холода.

„Какое тихое и бескрайнее Одиночество, — листик на водах ручья…” — подумал Человек. „А ведь всё листья давно облетели или их собрали в роскошные осенние букеты, а этот листик слетел, видимо, и попал не на землю, а на ручей. Вот теперь и замерзает… Как же его достать? Он же вобрал в себя все краски уходящей, ускользающей уже от нас Осени…”

Присев на корточки, обжигая руки холодом воды, — Человек достал спящего Листика из его ледяного плена, положив на ладонь…

Он так и шёл с Листиком дальше по тропинке, время от времени согревая его своим дыханием, пока не пришёл домой, не заварил чай и не сел у стола, бережно переложив Листик на мягкое полотенце возле себя.

В комнате было тепло и уютно, от чашки чая шёл пар, согревая ладони Человека и распространяясь на края полотенца…

Прожилки тельца Листика переливались всеми красками Осени в лучах солнца, и прекрасно было наблюдать, как с него скатываются капельки воды, как шевелятся жилочки от дыхания, как расправляются зубчики, скрюченные от холода.

Листик начал чувствовать тепло, идущее откуда-то, но не от Солнца, и начал просыпаться.

Медленно и тихо, ведь ему совсем не хотелось выходить из плена Морфея, тем более, что всё его тельце ещё было ледяным и чужым от холода.

Мыслей — не было. Чувств тоже. Просто какой-то сон, тяжёлый и — властный.

… А Человек спокойно пил чай, наблюдая за игрой солнечных лучей на тельце бордового Листика, за дыханием его прожилок, за его зубчиками, что оживали и шевелились.

Потом он взял Листик к себе на ладони, согревая его дыханием, и тихонько прошептал: «Осень прекрасна, но она уходит, ускользает от нас невидимой тенью. Опали листья на землю, или их собрали в букеты, а тебя, моё прекрасное чудо осенней золотой поры, я буду любить всегда…»

21.09.09г.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

code